Без рубрики

Московские хрущевки. Живем без излишеств!

10.14.07 | Нет комментариев

Что такое хрущевки? Это однообразные пятиэтажные здания без лифта, с малометражными квартирами, совмещенным санузлом и крошечной кухней, а еще низкими потолками. Хрущевки принято ругать и недолюбливать. Но они совершили переворот в жилищном домостроении 50–60-х годов XX века и для своих новоселов были вещественным проявлением счастья и оправданной надеждой на светлое будущее.

Они стали самым крупным социальным проектом в истории СССР, осуществляя который, власти впервые повернулись лицом к народу. Никита Хрущев дерзнул искоренить жилищный кризис, преследовавший Советский Союз со дня его основания. Имя генсека прочно связалось с обязательством обеспечить каждую семью отдельной квартирой. Им же стали называть и построенные в тот период квартиры.

Когда Никита Хрущев принял руководство страной, она находилась в глубоком жилищном кризисе. Усугубила положение Великая Отечественная война: после нее без крова остались 25 млн человек. Люди ютились в коммуналках, бараках и подвалах. Жилищного фонда катастрофически не хватало, а имевшийся уже давно обветшал и требовал замены. На его восстановление и благоустройство предстояло израсходовать 2 млрд руб. Но проблема заключалась не только в деньгах.

Государство не могло в одночасье обеспечить квартирами всех нуждающихся, и тому было много причин. Организация работ оставляла желать лучшего, преобладал ручной труд, число строителей уменьшилось по сравнению с довоенным временем в четыре раза. Не хватало и материалов. Дома по-прежнему возводили из кирпича, а его выпуск сократился в пять раз. В стране полностью отсутствовало производство крупноразмерных бетонных изделий, лифтов, башенных кранов, большегрузного транспорта.

Но существовали трудности и иного характера. Проектные и планировочные организации, которые в основном вели «штучное», индивидуальное проектирование зданий, оказались не готовы к столь большому объему работ — ведь требовалось в течение нескольких лет построить миллионы квадратных метров жилья. Применить поточно-скоростные индустриальные методы при возведении домов, разбросанных по всей Москве, было невозможно. Предстояло преодолеть все эти проблемы в максимально короткий срок и навсегда покончить с «коммунальным кошмаром».

Некоторый опыт в области прогрессивного строительства домов для населения был накоплен, ведь проблема массового жилья волновала давно. Например, еще до войны по проекту архитектора Андрея Бурова на Ленинградском проспекте был построен дом, прозванный москвичами «ажурным». Его отличительной чертой стали декоративные решетки, которые ограждали глубокие лоджии и со стороны смотрелись как мраморные, хотя на самом деле были выполнены из бетона. Больше домов по данному проекту не возводили, но это здание стало предвестником массового сборного крупноблочного домостроения.

В 1949 году на Хорошевском шоссе впервые в столице возник целый квартал четырехэтажных домов из готовых элементов, созданных на заводах, — на площадке осуществляли только монтаж и окончательную отдел-ку зданий. Вес их по сравнению с кирпичными сократился более чем в два раза, а сроки строительства — почти в три. Наполовину уменьшились затраты труда и на столько же потребность в квалифицированных кадрах. В районе Песчаных улиц отрабатывали технологии быстрого возведения однотипных домов для населения. Известность этой «школы жилищного строительства» была настолько велика, что сюда стали водить экскурсии. Посещал микрорайон и Н. Хрущев.

Такие примеры не единичны. Все подобные проекты должны были помочь решить задачу увеличения темпов строительства, и примененные технологии предстояло использовать в будущем. Но, к сожалению, наработки не снимали проблему жилищного голода, не позволяли создавать «квартиру по цене комнаты». Специалисты задумались о том, на чем еще можно сэкономить.

Все на борьбу с излишествами!

Вину за недостаток жилья Н. Хрущев возложил на архитекторов, обвиняя их в том, что они понимают архитектуру как «художественную деятельность, декоративное искусство, а не как средство удовлетворения материальных потребностей советского народа… тратят народные средства на никому не нужные красоты, вместо того чтобы строить проще, но больше». Так началась борьба с «архитектурными излишествами».

Генсек считал, что ничем не оправданные башенные надстройки, многочисленные декоративные колоннады, портики и другие конструкции, «заимствованные из прошлого», стали чрезмерно массовыми при сооружении жилых и общественных зданий. Из-за этого перерасходовано много государственных средств, которые можно было бы пустить на тысячи квадратных метров площади для трудящихся.

Элементы декора стали спешно стирать с чертежей возводимых домов. Разнос современной архитектуры закрепился Постановлением ЦК КПСС и Советов Министров СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» от 4 ноября 1955 года. В этом же документе был намечен курс на возведение жилья по наиболее дешевым типовым проектам, разработанным с учетом лучших достижений отечественного и зарубежного строительства на основе индустриальных методов производства. Впредь советской архитектуре надлежало отличаться простотой, строгостью форм и экономичностью решений.

После выхода постановления были устроены конкурсы на лучшие типовые проекты жилых домов в два, три, четыре и пять этажей. В конкурсной программе подробно изложили требования к отдельным помещениям, общей комнате, спальням, передним, кухням и санузлам, а также установили твердую среднюю стоимость одного квадратного метра жилой площади. Согласно условиям одна квартира не могла быть дороже 28 тыс. руб. (в тогдашних деньгах).

Начались поиски путей удешевления жилья. Посчитали, что на лифте удается сэкономить 8 % стоимости. Оказалось, что пять этажей — тот максимум, на который медики разрешили подниматься пешком без вреда для здоровья. Также выяснили, что, снизив высоту потолков в квартирах на 30 см, можно без всякого ущерба для жильцов добиться экономии в объеме стен, лестниц, длине коммуникаций. А это сократит расходы на строительство здания и цену квадратного метра жилой площади на 2,5–3 %.

Существенно уменьшить затраты позволит и вынесение мусоропроводов, устанавливавшихся ранее в кухнях или подсобных помещениях.

«Недопустимое расточительство» проявлялось при устройстве полов с массивным дубовым паркетом. Укладка квадратного метра такого покрытия приводила к существенному удорожанию строительства. Вместо него следовало использовать дощатый пол или древесно-волокнистые плиты. Линолеум, кстати, в те времена был весьма дорог — сопоставим по цене с дубовым паркетом. Следовало пересмотреть применение в квартирах столярных изделий. От филенок, всевозможных раскладок и профилей нужно было отказаться: двери должны были быть гладкими и хорошо окрашенными, а оконные переплеты — цельными, а не разделенными деревянными накладками. Стоило также упростить и сделать более дешевыми плинтусы и дверные наличники.

Самому решительному пересмотру подверглись площадь и планировка квартир. Новые нормы жилья (9 кв. м на человека) возникли не на пустом месте. Теорию «прожиточного минимума» еще в 30-е годы разрабатывал архитектор Лазарь Чериковер. На основе его изысканий и был рассчитан метраж малогабаритных квартир в хрущевках. Например, этот специалист выяснил: для глажения белья человеку достаточно пространства шириной 90 см, для вытирания банным полотенцем — 110 см, а для надевания ботинок — 85 см. Уборной шириной 75–80 см вполне достаточно, чтобы стоять в этом помещении с согнутыми в локтях руками, а прихожей шириной 110 см — чтобы раздеться и повесить одежду. Были также скрупулезно просчитаны нормы мебели, ее количество для одной семьи и даже тот необходимый максимум одежды, который смог бы разместиться на выделенных советскому человеку 50 см шкафа. А отчего происходило захламление квартир? Оттого, что не соблюдались эти рекомендации!

Главный архитектор Москвы Иосиф Ловейко убеждал будущих новоселов, что общая комната двухкомнатной квартиры, равная 14 кв. м, вполне достаточна для размещения в ней набора мебели для семьи из четырех человек. Спальная комната размером 10,8 кв. м позволяет организовать в ней три спальных места. В кухнях площадью приблизительно 4 кв. м удается расположить необходимый комплект стандартного оборудования. Да и к чему делать это помещение просторнее, ведь «несколько шагов за водой, несколько шагов за солью… складываются в километры — для того чтобы приготовить борщ, оказывается, надо пройти 500 шагов», — говорилось в документальном фильме тех лет.

Если в совмещенном санузле использовать один кран для раковины и ванны, малогабаритную, так называемую сидячую, ванну (доказывалось ее несомненное преимущество перед обычной) или душевой поддон и прочее, то получится, что для такого помещения вполне достаточно площади всего 2,5–3 кв. м.

Квартиры подобного метража выстроили в виде макетов в натуральную величину. Тщательно изучив их, специалисты пришли к выводу, что предложенные площади жилых и подсобных помещений обеспечивают нормальные условия проживания. А вот будет ли комфортно в них новоселам, должно было показать строительство экспериментального района.

«В Черемушках черемуха цветет», или Исход из коммунальных курятников

Новое жилищное строительство, как правило, вели на месте сносимых домов в центре города и на свободных территориях. Со временем стали активно осваивать и пригороды. Если там уже существовали поселения, их безжалостно сносили, а хозяевам участков предоставляли квартиру в Москве и выплачивали скромную компенсацию. Со временем такую практику сочли хоть и справедливой, но все же накладной. Поэтому с 1957 года владельцы частных домов получали жилье в столице или земельный участок в области, но уже без денежных выплат. Одному из таких окраинных районов Москвы — Черемушкам — предстояло стать самой известной опытной стройплощадкой.

Под эксперимент отвели три квартала. Один из них, № 9, расположенный между проспектом 60-летия Октября, улицами Шверника и Дмитрия Ульянова, было решено застраивать домами с различными малометражными квартирами. Предстояло определить преимущества того или иного типа планировки и выбрать наиболее удобную, просторную и экономически выгодную для массового внедрения.

В кварталах № 11 и № 12, ограниченных улицей Новочеремушкинской, возводили здания из крупных панелей и типовые дома со стенами из крупных блоков. Строительство вели по графику, рассчитанному строго по часам. Конструкции доставляли с заводов в четко определенное время, принимали с автомашин с помощью кранов и сразу же монтировали. Благодаря такому поточному методу полная сборка пятиэтажного дома продолжалась 54 дня, с отделочными работами — 90. Но страна требовала еще увеличить темпы. Поэтому в 1959 году было апробировано строительство жилья из объемных элементов, представляющих собой квартиру или ее часть, полностью изготовленную на заводе, включая все элементы отделки и оборудования.

Сами квартиры существенно отличались друг от друга. При одинаковой жилой площади в 27 кв. м они предполагали разный уровень комфорта. В одном случае передняя была затеснена, в общей комнате не имелось изолированного спального места, а на кухню можно было попасть только через жилую комнату. В другом — передняя была просторнее, вход в кухню и санитарный узел предусматривался из передней, в общей комнате был выделен альков, а в спальной — гардеробный шкаф.

Многие секции имели смежные комнаты. Их, безусловно, признавали неудобными, но у проектировщиков имелся железный аргумент: «Спросите у любого из наших будущих жильцов, что он предпочтет — две изолированные комнаты в коммунальной квартире или отдельную квартиру из двух смежных комнат, и вы услышите взволнованную тираду в защиту отдельных квартир».

Малометражное жилье полагалось оборудовать малогабаритной мебелью: узкими деревянными кроватями, раздвижными диван-кроватями, складными столиками, плоскими книжными шкафами. Широкое применение получило и встроенное оборудование: гардеробные комнаты, шкафы, стационарные кухонные комплекты. Помимо этого предлагалось использовать многофункциональную и трансформирующуюся мебель, например диван-кровать, комбинацию письменного стола и кровати, секретер. Над проектировщиками подшучивали, советуя им разработать пианино с тумбой для белья.

Все черемушкинские кварталы имели наиболее рациональную схему организации — четкое разграничение на жилые и коммунально-бытовые зоны с магазинами, детскими садами, прачечными, клубами и т. д. В итоге первые этажи домов можно было отдать под квартиры, а не под объекты инфраструктуры. Локализация нежилых помещений позволяла решить также проблему внутриквартального транспорта: все основные дороги были расположены за пределами квартала, там же находились стоянки автомобилей. Благодаря этому сократилась площадь асфальтовых покрытий. В экспериментальных кварталах имелось множество двориков, в которых размещали хозяйственные, детские площадки и зоны отдыха. Их оборудовали «плескательными бассейнами», сооружениями для игр и развлечений, беседками, перголами, фонтанами и пр.

Когда кварталы были готовы, начался, как говорил герой одного фильма, «исход из коммунальных курятников в отдельные гнезда». Этому процессу была посвящена и другая кинолента — музыкальная комедия «Черемушки». Там молодая пара, восхищенно осматривая полученную квартиру, напевает: «Вот передняя наша, вот и вешалка наша… Наши окна, наши двери. Я глазам своим не верю». Но вскоре стало понятно, что в некоторых домах была плохая звукоизоляция, зимой крыши промерзали, а летом текли, на фасадах появились трещины.

Да и сами квартиры оказались тесными и неудобными. К тому же со временем число жильцов росло, в том числе за счет ближних и дальних родственников, перебравшихся к новоселам. Подобные семьи разом перечеркивали расчеты типологов, и так выжимавших максимум из отпущенного им минимума. Результаты инспекций, с которыми испытуемых новоселов периодически навещали специалисты по типологии жилища, для того чтобы оценить, как люди разместились в квартирах, были однозначны: нормы следовало пересмотреть. И тогда вся домашняя жизнь была поделена на 83 процесса. Среди них значились: приготовление пищи, личная гигиена, «умственные и любительские занятия», «уход за элементами живой природы» (комнатными растениями и домашними животными), «внешняя связь» (пользование телефонами, получение корреспонденции) и даже сон. Потребовалось обосновать необходимость хоть немного расширить квартиры. Было математически доказано неудобство четырехметровых кухонь. При проектировании следующих поколений квартир эти расчеты уже принимали во внимание.

Эксперимент с Черемушками удался. Постепенно подобные опытные стройплощадки появились во многих городах страны. Говорили, что Черемушки получили всесоюзную прописку. В клубе квартала № 9 даже открыли методический кабинет. Здесь были представлены чертежи и фотографии возводимых домов, более наглядной экспозицию делали макеты и образцы новых видов материалов. В музее собирались представители Тулы, Калуги, Хабаровска, Тбилиси, Киева. Рассказы об экспериментальном строительстве они тщательно конспектировали, чтобы потом применить полученные знания у себя.

Этот московский район стал досто-примечательностью города, поэтому его показывали и зарубежным гостям. Правда, обычно умалчивали о том, что он экспериментальный, дабы иностранцы не подумали, будто им показывают потемкинские деревни.

Малогабаритные квартиры, хрущевки, хрущобы

В 1959 году из общего числа жилых зданий, введенных в строй, только половина получила оценку «хорошо». Оказалось, что быстро не значило качественно. На многочисленных совещаниях, где разбирали недостатки того или иного района, строители слышали в свой адрес много нелестных слов. Они в свою очередь защищались как могли, однако и мысли не допускали о том, чтобы добровольно переехать в построенные дома. Руководители «отлично понимали», «переживали» и «сочувствовали» новоселам, но свою квартиру в «приличном доме на проспекте Мира» не променяли бы на район, где были предусмотрены «все виды обслуживания, которые только могут быть и должны иметь место в новом социалистическом строительстве».

Со временем Н. Хрущев стал задумываться, не целесообразно ли возводить более высокие жилые здания. Он вопрошал: «Вы строите пятиэтажные дома. Вы понимаете, что вы — расточители: землю тратите, удобств не даете?» Когда же ему деликатно замечали, что инициатором великой стройки был именно он, генсек отвечал: «Вы должны понять, что ведь начали строить пятиэтажные дома, потому что была угроза атомной войны. Мы были с Николаем Булганиным в Англии и видели, что больше трех этажей там домов нет. Мы тоже решили. Это раз. А потом денег у нас не было». На деле дешевизна примененной схемы оказалась сомнительной. Финансовые затраты не были тщательно рассчитаны, в результате уже в конце 50-х годов перерасход средств городского бюджета составил 20 %.

Главу СССР беспокоила судьба уже готовых домов. Он даже предлагал надстроить их еще пятью этажами и оснастить лифтами. В то же время генсек весьма болезненно относился к своему просчету с московскими пятиэтажками, которые уже в то время получили презрительное прозвище «хрущобы». Нецелесообразность подобных строений была осознана: к 1964 году на их долю приходилось всего 18 % от общего объема жилого строительства, остальные 82 % принадлежали домам в девять этажей и выше.

Есть ли будущее у «хрущевского чуда»?

Предполагалось, что хрущевки прослужат максимум 25 лет, а затем будут заменены современным и комфортабельным жильем. Но эти дома продержались намного дольше: люди живут в них и по сей день. Для «нетренированного» взгляда все они одинаковы, хотя на самом деле принадлежат к разным сериям. Часть из них пришла в негодность и согласно Городской программе комплексной реконструкции районов пятиэтажной застройки первого периода индустриального домостроения должна быть снесена. Это касается панельных домов серий К-7, II-32, II-35, 1605-АМ, 1МГ-300. С началом работы программы, рассчитанной на период до 2010 года, в городе снесено около 4,5 млн кв. м. ветхого пятиэтажного жилья. Здания серии 1-510 (крупноблочная), 1-511 (кирпичная), 1-515 (крупнопанельная), 1-447 (кирпичная), а также приравненные к ним, решено реконструировать. Это довольно прочные здания, которые по некоторым расчетам могут простоять еще не один десяток лет. От сносимых серий они отличаются и планировочными решениями: квартиры со второго этажа имеют балконы, а санузлы в двух- и трехкомнатных квартирах раздельные.

Модернизация таких построек предполагает утепление и облицовку наружных стен, выполнение надстроек, замену балконных и оконных блоков, остекление лоджий, пристройку лифтов и мусоропроводов, сооружение пандусов для инвалидов, замену инженерного оборудования, перевод первых этажей в разряд нежилых и пр. При выполнении этих работ стоит присмотреться к опыту Берлина, который ведет реконструкцию подобных зданий с 1993 года. Бригада из нескольких рабочих обновляет квартиры в одном подъезде в среднем за 10–12 дней, и уже через несколько месяцев здание сдают в эксплуатацию. Важно, что жильцов модернизируемого дома не отселяют.

Несколько лет назад в Москве была реконструирована одна пятиэтажка в Хорошево-Мневниках. Кирпичный дом надстроили двумя этажами, в старой части провели капитальный ремонт, заменили сантехнику, инженерные коммуникации, оборудовали лифт и мусоропровод. Вероятно, такой же переделке подвергнут и другие хрущевки, полномасштабная реконструкция которых должна развернуться в 2015–2020 годах. Пока же подготовлено около 50 проектов перепланировок, многие из них уже выставлены на конкурс.

Источник: Наталья Титова Недвижимость и цены


сказать

Без грубостей и нецензурщины . Следите за правописанием. Придерживайтесь темы. Никакого спама.

Вы можете использовать эти таги (если знаете зачем):
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>

:

:

Я не робот.


« Мышеловки: особые условия аренды
» Акт сдачи-приемки квартиры
Copyright © 2008-2012 "Сам Cниму" - Аренда квартир и комнат в Москве и Санкт-Петербурге без посредников. Самостоятельно сниму или сдам жилье в Москве или Санкт-Петербурге, в других городах. Договор аренды и сопроводительные документы, правильный осмотр помещений, советы по аренде.
Связь с администрацией сайта:
Для связи с администратором